Публікації

Коли Україна переможе Росію, скільки років займе розмінування території України, чи можливий мир між Києвом та…

Інтерв’ю українською читайте згодом

Путин уже проиграл, потому что вторгся в нашу страну. Мы морально победили – победим и Вооруженными силами

– Антон, добрый день.

– Добрый день, Алеся.

– Как изменилась работа Нацполиции за время войны? Какие новые полномочия, новые обязанности и ограничения появились?

– Когда начинается война, то всем в государстве управляет верховный главнокомандующий, а также начальник Генерального штаба [главнокомандующий Вооруженными силами] Валерий Залужный. На сегодняшний день Министерство внутренних дел и все наши структуры работают только с одной целью – обеспечения надежного тыла Вооруженных сил Украины, чтобы они знали, что у них за спиной все в порядке. Могу сказать, что уже погибли десятки полицейских, уже погибло 30 сотрудников Госслужбы чрезвычайных ситуаций под снарядами, взрывались на минах… Колоссальная работа сейчас легла на плечи спасателей. Такого объема работы, как есть сейчас – с тушением пожаров, возникающих после ударов крылатых ракет, снарядов, реактивных систем, – не было.

Например, в эти минуты во Львове (интервью записывалось 18 апреля. – «ГОРДОН») наши спасатели борются с сильными пожарами, которые возникли после ударов пяти крылатых ракет по промышленным предприятиям недалеко от львовского вокзала. Вчера тушили пожар на Лисичанском нефтеперерабатывающем заводе. Поэтому им сейчас очень тяжело. Сейчас принято решение об увеличении в несколько раз штата взрывотехников. Потому что количество мин, снарядов, которые есть на территории нашей страны, наверное, будет превышать количество, которое было выпущено в годы Второй мировой войны. Это огромная, страшная работа.

Сегодня утром говорил с заместителем главы Луганской ВГА. Подорвались два тракториста, которые поехали рыть окопы для наших солдат, наехали на мину. Один погиб, у другого оторвана нога – его сейчас спасают врачи. Национальная гвардия плечом к плечу борется с Вооруженными силами с врагом. Точно так же воюют сводные отряды пограничников. Также у нас закрыта граница сейчас с Россией и с Беларусью на участках, куда [российские оккупанты] отошли после того, как наши герои дали им отпор. Там работы огромное количество.

Скриншот: Алеся Бацман / YouTube

– Ты уже упомянул тему разминирования. Очень важная история. И президент, и другие чиновники не раз говорили, что Украина стала одной из самых заминированных территорий в мире. Сколько времени может занять процесс разминирования? Как это все происходит? И что в этой связи нужно знать простым украинцам?

– Во-первых, на сайте Госслужбы по делам чрезвычайных ситуаций выложена карта опасных заминированных районов. Эта карта будет постоянно обновляться. Под роликом в YouTube с нашим разговором одним из первых комментариев эту карту разместим. Я ее постоянно рекламирую на своем Telegram-канале «Правда Геращенко». Значит, особо опасные – это места, на которых размещались воинские подразделения оккупантов. Они минировали вокруг себя территорию. Также мины ставили наши бойцы, чтобы к их подразделениям не могли подойти русские. Но с нашими проще, потому что у нас есть карты минных полей. Их будет проще всего разминировать. Настоятельно не рекомендую этим летом, осенью грибникам ходить в леса в Черниговской, Киевской, Сумской и Харьковской областях. Потому что там будет очень много мин. Первая задача – это нанести на карту все минно-опасные участки. Вторая задача – это постепенно разминировать и проверить все эти леса на наличие мин. Это огромная работа. Она будет продолжаться годами. Именно поэтому нужно увеличивать штат службы по чрезвычайным ситуациям и взрывотехников. Сейчас их около 600. Мы сейчас снова призываем на службу пенсионеров. Потому что этому нельзя научить за неделю. Это люди со стальным характером, как вы понимаете. Потому что прикасаться к вещам, которые могут разорвать в клочья, – надо иметь особое мужество и смелость.

– То есть процесс разминирования Украины займет несколько лет.

– Годы, Алеся. Мы находили мины и снаряды даже времен Первой и Второй мировой. Прошлой осенью в Карпатах туристы развели костер, и под местом, где был костер, лежал снаряд времен Первой мировой войны, которому было 100 лет. Погибло два человека, несколько были ранены. Это проклятье будет годами. Путин после нашей победы будет еще убивать людей через годы. Я не хочу никого обнадеживать…

Мало того, сейчас вместе с одной швейцарской компанией ГСЧС ведет разработку мобильного приложения, которое будет предупреждать, если вы заходите на территорию, где проходили бои. Сейчас очень важная и большая работа – это установление всех мест, где были российские и наши части и где могли устанавливаться мины.

Я пример еще вам приведу. Недалеко от города Бородянка электрики поехали на своей машине восстанавливать электроснабжение. Подрыв противотанковой мины. Причем мы не знаем, это была мина российская или наша. Оба электрика погибли. Мины ставили и наши, и оккупанты. Но виноват в любом случае Путин. В любом случае.

– Конечно. Зачем далеко ходить: семья легендарного украинского композитора Игоря Поклада, которая спасалась в подвале своего дома в Ворзеле во время российской оккупации, хотела вернуться, когда город освободили… Представь себе: стоит его рояль, стоят его композиторские награды… Там оккупанты не просто все разбили, засвинячили – они, извини, пожалуйста, где ели, там и срали. Еще они там оставили три растяжки. И если бы не волонтер Костя, который их спас в первый раз и опять поехал туда, то они бы подорвались. И такое происходит повсеместно.

– Ну это мрази. Ничего другого не добавишь. Мы знаем случаи, когда человек погиб, открывая багажник своей машины – в багажнике была растяжка. Негодяи хотели мстить мирным гражданам. Да что говорить? Посмотрите на обстрелы. Вчера в Харькове был обстрел. Погибло пять человек, ранено 13 мирных жителей. Обстрел «Градами» центра Харькова. Та ненависть, которую они к себе создали, не забудется на ближайшие три-четыре поколения. Путин уже проиграл, потому что вторгся в нашу страну. Мы морально победили – победим и Вооруженными силами.

У нас сотни людей по Киевской, Черниговской, Сумской, Харьковской областям находятся в розыске как пропавшие без вести. И я не хочу обнадеживать их родственников

– Антон, ты одним из первых поехал в освобожденную Бучу, Ирпень, Бородянку, Чернигов. Это самые пострадавшие от фашистов города. И ты взял с собой группу иностранных журналистов, чтобы все это показать. Журналисты после этого написали, показали свои материалы. Эти материалы вышли в их странах. Говорил ли ты с этими журналистами после поездки? И какая реакция жителей разных стран на это?

– Значит, когда мы освободили оккупированные территории, я увидел страшную фотографию из поселка Мотыжин Макаровского района Киевской области, где в братской могиле были закопаны председатель сельсовета, ее сын, муж и еще один человек. Еще несколько тел было брошено в канализационные люки и так далее. И я тогда попросил разрешения у министра внутренних дел Дениса Монастырского организовывать поездки журналистов. Потому что российская пропаганда начала рассказывать, что это все неправда, что 28 тел, которые лежали в Буче на улицах, – это мы сами подбросили. Я собрал 4 апреля группу из 70 СМИ Европы, Америки, Австралии, Японии. И мы показали им Мотыжин, эту страшную братскую могилу, показали им Бучу. Также были найдены в подвале в Буче – в лагере «Пролісок» – пять замученных украинцев. У них были связаны руки за спиной, у одного из них был размозжен прикладом череп, так что был виден мозг, извините за подробности. Остальных застрелили. И я сказал: «Пусть каждый журналист зайдет в подвал». Он был маленький, темный. Значит, мы по два-три журналиста туда запускали. Это длилось минут 40. У них были слезы на глазах. Они видели замученных гражданских лиц.

Потом мы вытащили тела украинцев. Я выступил перед 70 иностранными журналистами. Многие были с прямыми эфирами. Меня потом отдельные негодяи обвиняли в том, что я типа позирую на трупах. Я не позировал на трупах – я показывал всю боль украинского народа, то, что уничтожали наших граждан, как фашисты в годы Второй мировой войны, русские фашисты.

Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com

Кроме того, когда я увидел заявление Виктора Орбана, что ему нужны доказательства убийств в Буче, я публично заявил, что ищу венгерских журналистов и готов им все показать. Кстати, нашлось двое смелых венгерских журналистов. Я их повез в Бородянку, где были разбомбленные российской авиацией дома. Показал им, как вытаскивают тела украинцев из-под руин. Показал им также Бучу, где проходит эксгумация. И они написали в венгерских медиа правду. Поэтому очень важна работа с западными медиа. Но могу сказать, что Путину на Западе не верит никто. А после последних событий с крейсером «Москва», мне кажется, уже и в России начинают прозревать.

Кстати, знаете, кого я читаю из российских Telegram-каналов? Кроме, конечно, нашего с вами хорошего товарища Александра Невзорова, я читаю и всем рекомендую читать Стрелкова. Это тот самый террорист Стрелков-Гиркин. Никто так язвительно и точно не описывает все провалы Путина и российской военной машины. Например, сегодня утром он опубликовал фотографии тонущего крейсера «Москва» с ехидным замечанием: «Вы же нам рассказывали, что был шторм, а шторма не было. Корабль, как вы понимаете, взорвался от того, что российские матросы курили в неположенном месте. Сигареты «Нептун». Две». Читайте Гиркина, вдохновляйтесь и увидьте, насколько у них все плохо. И у нас тоже не очень хорошо. Но наше дело правое, и мы победим.

– Антон, ты начал говорить о зверствах, которые русские совершали и совершают в отношении украинского мирного населения. Позавчера вышло интервью Дмитрия Гордона с мэром Бучи. Он рассказал об ужасах, которые там творились, и о том, как российские оккупанты насиловали не только женщин, но и детей. Ты можешь мне объяснить, что в голове у этих людей? Которые на самом деле не люди. Чистые твари, уроды. Как это может быть? Путин Путиным, но есть же те, кто его преступные приказы выполняет…

– Алеся, это результат чувства вседозволенности, когда командир им говорит: «Убивайте – и вам за это ничего не будет». Вот откуда все берется. И после того, как не удалось за три дня взять Киев, Харьков, Сумы, Чернигов и другие наши города, когда они вдруг увидели, что весь народ воюет с ними, когда они стали бояться каждого украинца вплоть до ребенка, который проходит мимо них и может сообщить об их позициях, на которые потом прилетят украинские снаряды, они начали убивать украинцев. Начали они с тех, кого подозревали в том, что они доносят. Мы имеем сейчас целый ряд аудиоперехватов, телефоны этих людей у нас зафиксированы. Они прямо признаются, что расстреляли гражданских лиц. Например, я лично слышал такой разговор: в районе поселка Немешаево оккупант звонит своей женушке и рассказывает, что «мы расстреляли трех украинцев». Она его спрашивает: «Почему?» – «Гражданские вышли из лесу на наши позиции. Мы их обыскали, при себе ничего не было. В телефонах тоже ничего не было. Потом командир говорит: «Мы их расстреляем. Если мы их отпустим, они скажут, где наши позиции. И по нам наведут артиллерию». И в Немешаево после разминирования, думаю, где-то в лесу мы найдем три тела несчастных украинцев, которых расстреляли просто потому, что они оказались не в том месте не в то время.

– Просто потому, что они украинцы.

– Да. У нас сотни людей по Киевской, Черниговской, Сумской, Харьковской областям находятся в розыске как пропавшие без вести. И я не хочу обнадеживать их родственников. Скорее всего, в большинстве случаев это будет смерть… На прошлой неделе, вы знаете, приезжали два конгрессмена и сенатор Виктория Спартц…

– Ну ты же их пригласил, собственно говоря.

– Я и еще группа энтузиастов, скажем так. Мы считаем, что нужно показывать американским конгрессменам и сенаторам, что здесь происходит. Чтобы вы понимали, власти Америки им не рекомендовали приезжать в Украину, потому что здесь опасно… Когда я привез их в Бучу и они присутствовали при эксгумации тел, я прямо просил: «Открывайте мешки, показывайте, что это женщины, что это пожилые мужчины, что это люди, погибшие от разрывов, осколков и так далее». А сколько на дорогах Киевской области еще разбитых машин, расстрелянных… Мы останавливались у некоторых из них, я им показывал легковые машины, изрешеченные пулями, на сидениях кровь… Это страшно.

Пусть приезжает больше конгрессменов, парламентариев, руководителей разных стран. Потому что нам нужно как можно больше помощи. В первую очередь оружия. Нам нужно очень много гаубиц, нам нужно очень много артиллерии, очень много бронетехники. Знаете, когда я читаю заявление Пентагона, что выделили очередные $300 млн… Это 18 гаубиц и 200 бронемашин. Мне смешно. Я вам сейчас по памяти, Алеся, называю и нашим зрителям, сколько было оставлено техники в Афганистане: 40 тыс. пикапов, 8 тыс. грузовиков, 22 тыс. Hummer, 360 тыс. автоматов, порядка 16 тыс. приборов ночного видения, 163 тыс. раций (которых у нас сейчас днем с огнем не сыщешь), несколько десятков боевых вертолетов, несколько десятков боевых самолетов, огромное количество оружия. Пушек штук 500, бронетранспортеров – под тысячу. Но с кем там воевали Соединенные Штаты? С талибами, у которых что было? Пикапы с гранатометами и пулеметами. А против нас выступает вторая по технической вооруженности армия мира с полным комплектом ракет, самолетов и всего-всего-всего. Нам дают по чайной ложке.

А еще слышали? 300 дронов нам дают. Я зашел посмотреть технические характеристики этих дронов. Это дроны весом 2,6 кг, у которых боевая часть – 100 граммов взрывчатки. И придуманы они были для того, чтобы точечно ликвидировать лидеров исламских фундаменталистов (существует два вида боевых дронов-камикадзе Switchblade – Switchblade 300 и Switchblade 600; первый предназначен для уничтожения живой силы противника, второй, оснащенный ракетой типа Javelin, – для уничтожения техники; США заявляли, что будут поставлять Украине обе модификации. – «ГОРДОН»). Ни один бронетранспортер российский этот дрон не возьмет. Поэтому нам нужна огромная программа ленд-лиза. Такая, как была в годы Второй мировой войны. На сегодняшний момент Америка нам дала $1,2 млрд на оружие. Я вам называю данные из «Википедии». Значит, [в годы Второй мировой войны] Соединенные Штаты в ценах 2008 года поставили Великобритании помощи на $393 млрд, Советскому Союзу – на $190 млрд. А вы знаете, сколько платит Европа Путину в сутки за нефть и газ?

Медведчук просто зарабатывал на Путине, покупал яхты за $200 млн, покупал шикарную недвижимость в Украине и за рубежом. Сейчас она ему не пригодится. У него теперь будет одна недвижимость – камера на три квадратных метра

– €1 млрд.

– В сутки. То есть в этом году Путин выручит €330–350 млрд в зависимости от цен на нефть и газ. Это мы про санкции с вами говорим? Какие санкции? Одна крылатая ракета, может быть, стоит $2 млн. Он в день получает столько, чтобы сделать 500 таких ракет. Потом: от SWIFT отключили восемь банков российских. А банков в России знаете сколько, Алеся? 450. Единственные санкции настоящие – это полный запрет торговли с Путиным. Мы надеемся, что Запад к этому придет. Других путей нет. С ним не может быть никаких отношений. Просто никаких. Как с Северной Кореей.

– Антон, с начала войны ты ведешь канал в Telegram «Правда Геращенко». Там уже огромное количество подписчиков. Ты сделал англоязычные версии, ведешь огромную работу в YouTube и других соцсетях. Ты одним из первых, а часто самым первым даешь много эксклюзивной информации. Но тебя часто критикуют, что раз ты первый публикуешь информацию об обстрелах, то таким образом корректируешь огонь. Как ты на это реагируешь? И что ты на это скажешь?

– Ну смотрите. Я очень много вообще-то не публикую из того, что получаю. У меня, например, были в числе первых все видео и фото попаданий ракет во Львове. Но я, естественно, этого не публикую. Естественно, меня очень многие не любят как в Украине, так и за рубежом. На меня еще в 2017 году были два покушения организованы российскими спецслужбами. Слава богу, в тот момент боженька благословил. Поэтому я спокойно к этому отношусь. Многие люди после отхода русских от Киева занялись снова политиканством. Конечно, им не нравится, что у меня Telegram-канал, на который подписано 500 с чем-то тысяч человек, в YouTube за месяц 150 тыс. подписчиков или Twitter на английском языке, и читают меня сенаторы, конгрессмены. Но я скажу одно: я вместе с вами, Алеся, работаю на народ и государство Украина, чтобы мы сохранили независимость, сделали Украину сильным, процветающим государством. Поэтому пусть собаки лают, а наш с вами караван будет идти. И мы будем помогать президенту во всех его добрых, хороших делах. И поможем президенту Владимиру Зеленскому защитить Украину. А то, что кто-то гавкает… Пускай гавкает. Нам они не нужны.

– Сколько военных преступлений уже зафиксировано МВД? И какие населенные пункты пострадали больше всего?

– Только началась фиксация преступлений. Основное количество преступлений будем выяснять после освобождения оккупированных территорий. Например, очень много говорится про сексуальное насилие в отношении женщин, мужчин. Я вывез специально журналистов BBC показать историю в Макарове, где изнасиловали и зарезали подругу моей хорошей знакомой. Ее изнасиловали и убили в собственном доме чеченцы и закопали во дворе. Но очень многие женщины не хотят сообщать, что были изнасилованы. Я их понимаю прекрасно. Они просто не хотят вспоминать об этом ужасе…

Фактически военное преступление – это каждая разрушенная квартира, каждый разрушенный дом. Я был уже много раз в Бородянке с журналистами. Кстати, я туда привозил сценариста «Карточного домика» Бью Виллимона. Мы с ним подружились, и он сейчас снимает фильм для Netflix… Я ему это показывал. Так вот, каждая выбитая дверь, каждый украденный телевизор – это военное преступление, это грабеж. Для того, чтобы это фиксировать, американская компания Axon вместе с компанией Benis GPS передали Украине в дар 6 тыс. нагрудных видеокамер на сумму $4 млн. И сейчас мы их раздали следователям по всем регионам Украины.

Мало того, я выдвинул такую идею: давайте все эти видео выложим в интернет (где это не касается сексуального насилия)… Как при Ющенко собирали свидетельства о Голодоморе… И пусть историки будущего будут заходить в облачное хранилище: «Вот Бородянка. Вот дом номер такой-то по улице Центральной. Разрушен. Столько-то трупов». Я уверен, что мы это сделаем. Технические возможности для этого есть. А количество преступлений уже измеряется десятками тысяч. Каждая загубленная жизнь, каждое ранение нашего солдата или гражданского лица, каждый разграбленный дом, каждая разграбленная квартира – это все военные преступления против нашей страны, за которые подонкам придется заплатить.

Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com

Я был в субботу в Днепре. Встречался там с местным бизнес-клубом, потом поехал в больницу Мечникова и зашел в реанимацию с разрешения врачебного коллектива. Это страшно. Лежат молодые ребята без рук, без ног. Парень 18 лет – у него пуля прошла из одного уха в другое. Только в больнице Мечникова 70 человек прошло за 1,5 месяца, которые стали ампутантами. У некоторых нет лиц. Это страшные фото. Я специально попросил их мне дать. Потому что я веду сейчас переговоры вместе с командой благотворительного фонда «Лазарь», благотворительного фонда «Редлайн» с западными компаниями, которым мы предлагаем, чтобы они на себя взяли бесплатное лечение наших ампутантов. Современный протез конечности стоит €50–60 тыс. Уже американский фонд согласился 100 нашим ребятам, потерявшим руки, сделать операции. Они будут оплачивать поездку в Америку, проживание в Америке, реабилитацию и так далее. Нам понадобится огромная помощь Запада, сложнейшие операции, в том числе пластические. Например, у человека обгорело все лицо. У него остались только глаза под веками. Такая операция может стоить $200 тыс. Но мы будем находить для этого благотворителей. Потому что мы все с вами обязаны тем, кто защищает Украину, погибая при этом, теряя все свое здоровье.

– Одна из самых обсуждаемых тем последних дней – это задержание Медведчука. На твой взгляд, насколько его показания могут быть важными? Насколько возможно из него их достать? И насколько напрягается по этому поводу Путин?

– Я думаю, что Путин давно не напрягается по поводу таких мелких вопросов, как Медведчук. Если бы Медведчук был для него настолько ценный, то Путин нашел бы способы вывезти его в РФ. У меня такое впечатление, что Медведчук сам не сильно хотел туда попасть, потому что занимался здесь разворовыванием огромных сумм, которые выдавались на подрыв нашей страны. А другому подонку – Киве – надо напрячься. Потому что Кива – я это точно знаю – брал русские деньги у Медведчука, занимался созданием боевых пророссийских отрядов, которые должны были типа партизанить или выходить встречать русские войска, заниматься диверсиями. Сейчас он сидит в Москве. Он украл десятки миллионов долларов у русских. Его место в следственных изоляторах в Москве. Пусть он там рассказывает, как разворовал российские деньги и почему здесь никто не встречал русских с цветами. Относительно Медведчука: я бы не преувеличивал его значение для Путина. Потому что Путин уважает сильных, а Медведчук оказался слабаком. Он просто зарабатывал на Путине, покупал яхты за $200 млн, покупал шикарную недвижимость в Украине и за рубежом. Сейчас она ему не пригодится. У него теперь будет одна недвижимость – камера на три квадратных метра.

– Что-то ценное он может рассказать?

– Я уверен, что он знает, какие давались указания русскими для того, чтобы вкладывать деньги в подрыв Украины, в то, чтобы здесь была пятая колонна, чтобы здесь была фракция, в которой были люди, которые бы принимали решения в пользу русских, а не в пользу Украины. Но, с другой стороны, вся его деятельность вообще-то на ладони. Он занимался здесь информационным шантажом. Он за русские деньги купил три телеканала, которые постоянно занимались критикой власти и внедрением российских нарративов в наше информационное поле. Я полностью разделяю и поддерживаю решение президента, когда год назад эти каналы были закрыты.

В России хотят говорить: «Ура, ура, давайте бить украинцев», сидя у телевизоров, а приезжать сюда и попадать под наши «Грады» и артиллерию желания особого нет. Поэтому чем больше будет похоронок, инвалидов без рук, без ног в Российской Федерации, тем лучше

– Раньше ты говорил, что МВД заблокировало вывод активов почти 7 тыс. пророссийских компаний и их офшоров. После расследований они будут национализированы. На каком этапе сегодня этот процесс?

– Значит, во-первых, хочу сказать, что уже принят закон Украины про конфискацию всех активов российских юридических лиц. Сейчас очень важен вопрос, как его реализовать. Вы знаете, что у нас в стране очень часто строгость законов компенсируется их невыполнением. Насколько я понимаю, поручено Минюсту, НАПК заниматься вопросами арестов и управления этими активами. Думаю, что необходимо президенту вынести этот вопрос реализации этого решения на ближайшее [заседание] СНБО, ведь уже прошло больше месяца, а в Украине огромное количество объектов российской собственности. Это очень крупные компании, у которых есть российские акционеры. То есть если мы сказали «А», то надо говорить и «Б». А это означает, что необходимо наладить прозрачную процедуру управления этими активами. Они же теперь государственные. Соответственно, государство Украина должно получать прибыль, народ Украины должен получать прибыль, и от этой хозяйственной деятельности должна быть польза обороне страны, а потом польза для восстановления экономики. На пенсии, на социальные пособия и на реабилитацию тысяч наших раненых, а также на огромные компенсации семьям погибших.

– На днях в Курской области был обстрел пункта пропуска. Ты сразу же назвал это очередной провокацией по методичке Путина. Скажи, пожалуйста, к чему готовятся русские?

– Значит, рассказываю. Первое: по плану через три, максимум пять дней Украина должна была сдаться. Ни на что другое план этот не был рассчитан. Мы это знаем из всех источников. У них были сухпайки на пять дней максимум. То есть никто не готовился к длительной войне. Второе: когда они увидели, что будет настоящая война, Путин принял решение отозвать призывников, потому что поднялась большая волна недовольства. Значит, призывников отозвали, обескровив частично российскую армию. И тогда они решили сделать ставку на наемников. По всей России пошли объявления: «Даем 100 тыс. руб., если вы идете наемником в Украину». Это что-то около $1 тыс. «И $2 тыс., если идешь на передний край». По данным разведки, для Приднестровья, российского анклава в Молдове, ставили задачу в 15 тыс. наемников. Знаете, сколько пришло? Ноль, никто. Точно так же они пытались вербовать абхазов и южноосетинцев. Из Южной Осетии приехало какое-то подразделение, побыло тут три дня, собралось и уехало. Это факт: никто не хочет умирать за бредни Путина.

Фото: Антон Геращенко / Facebook

Уже в студиях пропагандистов Скабеевой, Соловьева проскакивают слова, что «нам нужно делать мобилизацию». Почему? Армия России – это 1,1 млн человек. Но сухопутные силы – это 200 тыс. У них очень много людей задействовано во флоте. Но после гибели крейсера «Москва» уже поменьше во флоте служит. Человек на 300–400. Огромное количество задействовано на всяких подводных лодках, самолетах… То есть сухопутных сил, по данным Пентагона, у них уже 25%, а я думаю, 30–35% выбито. Это раненые, отказники, те, кто не хотят служить и так далее.

Второе: у них же не война, а «спецоперация», и контрактник, по закону, имеет право отказаться от контракта. Была бы война – не имел бы права отказаться. В РФ массово пишут заявления об отказе служить. Поэтому сегодня у них вопрос какой? Где брать человеческий потенциал. Но благодаря тому, что с самого начала украинская киберармия и целая группа Telegram-каналов, изданий начала показывать оторванные руки, ноги, головы… В России, знаете, хотят говорить: «Ура, ура, давайте бить украинцев», сидя у телевизоров, а приезжать сюда и попадать под наши «Грады» и артиллерию, под огонь наших снайперов – желания особого нет. Поэтому чем больше будет похоронок, инвалидов без рук, без ног в Российской Федерации, тем лучше. Все.

– Мне рассказывали, что сейчас срочников из Крыма призывают для специфических заданий. Они должны собирать останки и тела русских, чтобы сжигать их в крематориях. Чтобы не выплачивать компенсации их семьям. Собственно говоря, Путин не хочет платить за это пушечное мясо. Это правда?

– Знаете, говорят: «Русские своих не бросают». Не то что бросают, они их забывают тупо. В селе Стоянка под открытым небом есть музей разбитой российской бронетехники. В одном из подбитых и сожженных БМП лежит русский труп. Они месяц контролировали эту территорию и даже не достали из БМП сожженный труп. Я шел по улице Бучи 4 апреля, когда привозил туда группу иностранных журналистов, смотрю – лежит военный сапог. Подхожу – это не просто сапог, из сапога торчит кость, нога. Это была оторванная ступня россиянина. Я назвал тогда публикацию в Telegram «Кусочек орка».

Они месяц контролировали Бучу, ходили по улицам. Тела расстрелянных украинцев лежали там три недели минимум. Они их даже не собрали. То есть командир того подразделения, которое оккупировало Бучу, даже не дал команду четверым солдатам выкопать яму и туда сложить тела погибших украинцев. Кстати, фактически если бы они это сделали, то не было бы тех самых страшных кадров, которые так возмутили мировую общественность и украинцев. Вот так. Нелюди, просто нелюди, звери.

Скриншот: Алеся Бацман / YouTube

Поэтому я не исключаю, что они просто наплевательски относятся к телам своих солдат. И сейчас же растет недовольство среди матерей России. Они говорят: «А где наши сыновья?»

– Правда ли, что Путин компенсацию не хочет выплачивать и скрывает всячески под видом пропавших без вести тех, кто погиб в Украине?

– Ну я не исключаю, что это так и есть. Конкретно этим вопросом не занимался, не интересовался. Но посмотрите, что они делают с крейсером «Москва». Сначала заявляли, что там был пожар, взрыв боекомплекта, потом при буксировке в шторм… Появились фотографии. Оказывается, никакого шторма не было. Сейчас они уже прекрасно понимают, что скрывать не удастся, что этот крейсер был подбит украинцами. Соответственно, дальше что происходит? Мы написали, что погиб, видимо, весь экипаж. Экипаж там был 500 человек. Они показали видео, где стоит где-то 100 калек. И то мы не понимаем, с этого крейсера или не с этого крейсера. Поэтому они пытаются скрывать свои потери. Это не получится. Но знаете, это даже хорошо. Потому что русские, которые опутаны по рукам и ногам российской пропагандой, в таких ярких случаях, как с гибелью крейсера «Москва», вдруг начинают понимать, что их на…бывают. А вчера я заявил, что командование Черноморского флота РФ запретило выход кораблей из Севастопольской бухты, потому что если их самый мощный крейсер с суперсистемой радиолокаторов, противовоздушной обороны подбит, то что говорить об остальных лоханках? Они больше не могут десантные операции разрабатывать… Десантный корабль один у них был уничтожен в Бердянске, еще два были повреждены. Все. Черноморского флота как серьезной боевой единицы не существует. Наступательных действий, десантных операций они проводить не могут.

– Антон, правда, что сейчас в российской армии участились случаи самокалечения и дезертирства?

– Конечно. Я опубликовал уже больше 200 перехватов российских орков. В каждом третьем-четвертом разговоре рассказывают про то, как отказываются служить. Кто-то просто отказывается, кто-то калечит, кто-то находит другие способы. То есть массово. Лучше, так сказать, получить запись в трудовой книжке, что «уклонился от службы во время специальной операции», чем прибыть домой в черном пакете. В лучшем случае. Некоторых же вообще не доставляют: ничего от них не остается. Особенно после взрывов танков, БМП – только горстка пепла.

Путин хочет забрать Донбасс и Херсонскую область, типа «нам нужен доступ в Крым». Вот это его план к 9 мая

– Что Путин хочет к 9 мая показать?

– Есть такая украинская пословица: «Хоч не з’їм, так понадкусюю». Съесть Украину не получилось – сейчас он хочет надкусить у нас Донбасс. И задача стоит к 9 мая выйти на административные границы Луганской и Донецкой областей, потом заявить и продать это все российскому народу как большую победу – и, соответственно, забрать Донбасс и Херсонскую область, типа «нам нужен доступ в Крым». Вот это его план к 9 мая. Этот план будет провален, этого не удастся сделать. Благодаря героизму, огромным жертвам украинского народа, украинских воинов.

– Самый главный вопрос. Когда Украина победит? И, соответственно, когда закончится война?

– Война с русскими будет длиться, как война Израиля с арабами. То есть это процесс, растянутый на многие десятилетия? Они хотят, чтобы нас не было. И до тех пор, пока в России не появится лидер, который переключит кнопку на пульте российской пропаганды и вместо того, чтобы обвинять украинцев во всех грехах, скажет: «Давайте будем дружить», ничего не получится. А еще лучше, если бы в России был переворот сознания. Но когда это будет? Через год, два, три? Вряд ли. На это может понадобиться 10–20 лет. Давайте сразу скажем, что когда-нибудь между Украиной и Россией будет мир, но на это понадобятся, возможно, десятилетия. Вспомните историю Германии и Франции. Они воевали тысячу лет. У них только за 70 лет – с 1870-го по 1945 год – было три войны. Сейчас Франция и Германия – друзья. Но это дело далекого будущего. Пока нам надо победить, выстоять.

Я считаю, что, кроме Путина, больше всех в этой войне виноваты даже не его генералы, сколько все эти подонки: Соловьев, Скабеева, Киселев и прочие мрази. Кстати, пользуясь случаем, хочу объявить премию 100 тыс. руб. для тех, кто взломает все социальные аккаунты Соловьева и напишет извинения от имени Соловьева с призывом «Слава Украине!» Кто взломает – пишите мне в чат в Telegram-канале. Оплату гарантирую.

– Прекрасная инициатива. На этом спасибо тебе большое. Слава Украине!

– Спасибо вам. Героям слава! Всего хорошего. Мы победим.

ВІДЕОВидео: Алеся Бацман / YouTube

Источник

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»